TechFusion.ruАвторские колонкиФевральский телеком: 100 лет спустя

Февральский телеком: 100 лет спустя

Февральский телеком - связь

Фантазия на тему нелегкой доли мятежного генерала в наши дни

Крупнейшая телекоммуникационная выставка, ежегодно проходящая в Барселоне, показала, что некоторые компании не прочь поностальгировать о своих боевых победах чуть ли не двадцатилетней давности. Однако если вы подумали, что мы сейчас предложим запоздалые итоги испанского международного форума, то ошиблись.

Мы рассудили: раз Nokia может оглянуться на 15 лет назад, то отчего нам не пойти еще дальше, лет на сто? По совпадению, MWC в этом году закончился незадолго до векового юбилея февральской революции, который приходится на 12 марта по действующему сейчас календарю. То есть, на сегодня.

В 1917 году видный революционер Владимир (Ульянов) Ленин подготовил лаконичные советы своим товарищам, сделав акцент на необходимости во время восстания в Петрограде любой ценой  захватить и удержать телефон, телеграф, железнодорожные станции и мосты. Правда, Владимир Ильич написал свои «Советы постороннего» за полмесяца до другого восстания — в октябре того же года. Но раз уж MWC в феврале особой революции не сделал, поговорим о судьбе воображаемого мятежного генерала-революционера и его верных сподвижников в далекой заморской стране.

В далёкой-далёкой, но совсем не в банановой

Положим, что страна нашему генералу попалась не отсталая — все современные технологии там освоены и бурно процветают. Раз так, вдумчивый генерал, читая классика революции, не мог не обратить внимание на то, что первыми в коротком списке важнейших целей указаны объекты, имеющие непосредственное отношение к технологиям. Более того — к связи.

Не будучи глупым, генерал, конечно, не станет копировать советы, а переосмыслит их. И вот ведь какая с этим закавыка. Телефон и телеграф было важно захватить, чтобы лишить противника связи, возможности звать на помощь и оперативно координировать свои действия. В 1917 году для того, чтобы взять электросвязь под контроль, достаточно было уделить внимание всего нескольким объектам, включая электростанции. В 2017 году всё сложнее.

Начнем с того, что сегодня в крупной столице заморского государства куда больше телефонов и телеграфов, чем в Петрограде столетней давности. Взять их под контроль — нетривиальная задача. Но главное, конечно, в том, что телеграф и стационарный телефон за сто лет пусть и не прекратили своего существования, но свою стратегическую значимость заметно подрастеряли.

Гораздо более прогрессивную оперативную связь обеспечивают операторы мобильной связи, а сотовый телефон есть не на каждой улице, а в каждом кармане. Базовые станции стоят на каждом шагу, и не валить же их все, подобно мятежникам из «Обитаемого острова» Стругацких? Возможно, генерал подумает о слаженной атаке на коммутаторы мобильных операторов, хотя максимум, что удастся этим добиться при молниеносной атаке — оставить без мобильной связи всех, включая атакующих.

Впрочем, даже такая удачная операция не позволит контролировать коммуникации. Например, ещё есть телевидение, которое не даёт двусторонней связи, но по-прежнему является важнейшим инструментом информирования. Раз так, генерал не сможет не отметить в своём плане захват телебашни.

Наконец, генерал неизбежно примет во внимание интернет — электронную почту, мессенджеры, социальные сети. Если быть точным, работоспособность интернета в далёкой столице, безусловно, сводится к конечному числу объектов, но, учитывая всё вышесказанное, точечными ударами тут не отделаешься. А ведь по Ленину остаются ещё мосты и вокзалы, к которым сегодня мы прибавим аэропорты.

Лампочка Ильича

«Электричество! Электричество, мой генерал!» — воскликнет один из помощников отчаявшегося главного мятежника. Что правда, то правда: любая современная столица чуть менее, чем полностью, зависит от электричества. Городская инфраструктура, опирающаяся на сеть электроподстанций, не столь масштабна, как разношёрстный зоопарк телекоммуникаций, и более уязвима.

Возможно, генералу придёт мысль ввергнуть город в первобытное состояние, лишив его электроэнергии. Однако, во-первых, это снова удар и по своим, и по чужим. Во-вторых, остаётся спутниковая связь, на которую руки вообще никак не наложишь. Да, это не слишком массовое явление, но надеяться на то, что технологически продвинутое действующее правительство заморской страны не располагает спутниковыми терминалами в качестве резервного канала коммуникации — неразумно. Да и дизель-генератор у них есть, припомнит генерал. И солнечные батареи, встроенные в крышу.

Ничего не выйдет, подумает мятежник, отбрасывая в сторону ленинские советы. Ненавистную власть в заморской стране не изолируешь и не лишишь связи. А значит, будут вызваны подкрепления, при этом силы, защищающие власть, будут действовать скоординировано. Внезапность, возможно, сыграет свою роль, но вряд ли определит итог.

Переворота не будет

Планировать революцию в феврале 2017-го, опираясь на попытку оставить противника без общедоступной связи, кажется, не имеет смысла. Но у общедоступности две стороны: возможно, цель достижима, если в использовании технологий оказаться искуснее противника. Даже восстания не нужны, если подойти к делу с умом, переведя противостояние в информационную плоскость.

Многие граждане далекой страны на стороне действующего правительства, подумает генерал, многие — на моей. Большинство же — не там и не там: их всё устраивает. Эти люди живут, работают, а главное — общаются в соцсетях, в которых черпают чуть ли не все новости. Вот из этого равновесия и можно попробовать их вывести, решит генерал.

Он снимет военную форму, изучит теорию манипуляций и с радостью заключит, что граждане далёкой страны не критичны к информации в интернете. Они охотно впитывают, распространяют слухи и складные истории. Возможно, генерал почитает что-нибудь о президенте Трампе и наймёт SMM-щика. Может быть, даже беспощадного. Генерал станет политиком, придумает истории и расскажет их людям. Люди проникнутся. А какое-то время спустя — пойдут на выборы. Революция? Нет, мы категорически против.