TechFusion.ruАвторские колонкиКосмическое шоу: марсианские планы Илона Маска

Космическое шоу: марсианские планы Илона Маска

Толпа перед входом в большой конференц-зал, очередь как на рок-концерт, сотни фанатов, отдельный VIP сектор для глав космических агентств и директоров предприятий космической промышленности. Мощный аудиовизуальный ряд презентации, включающий в себя объемную проекцию вращающегося Марса, постепенно изменяющегося под влиянием тераформинга. Космонавтика еще никогда не была шоу до такой степени.

Спасибо за это можно сказать сегодняшней «рок-звезде» отрасли  Илону Маску, главе компании SpaceX. Завсегдатаи конгресса астронавтической федерации в Гвадалахаре, выражая скептицизм разной степени в отношении планов SpaceX, не могли не отметить зрелищности и размаха устроенного Маском представления.

Аналитик кластера космических технологий и телекоммуникаций Фонда «Сколково» Иван Косенков побывал на презентации SpaceX в Гвадалахаре и поделился с TechFusion своими впечатлениями. 

Темой своей презентации Маск выбрал освоение Марса. Интерес к выступлению умело подогревался намеками и полунамеками в СМИ задолго до конференции. Внимание публики вызвано амбициозностью идей, заложенных в проект и усиливается романтическими мечтами о космосе. Здесь и сейчас речь идет о полномасштабной колонизации Марса путем создания колонии из миллиона поселенцев уже в этом веке. Скупой на эмоции, отстраненный, погруженный в технические детали презентации, иногда запинающийся человек на сцене не был похож на звезду, но толпа из нескольких тысяч человек ловила каждое его слово. Озвученные идеи в минимальной степени зависят от бюджетных циклов, смены космических политик, реорганизации космических агентств — это отличает их от всего, что было высказано на тему освоения Марса ранее.

Анонс выступления Элона Маска. Фото: IAC-2016

Анонс выступления Илона Маска. Фото: IAC-2016

SpaceX, по сути, конкурирует с госпрограммой освоения красной планеты. Сам Илон Маск во время выступления сравнил свой проект со строительством железной дороги во времена освоения Дикого Запада. Компания пытается взять на себя создание базовой инфраструктуры, на основе которой должна вырасти экосистема игроков, делающих возможным и более безопасным создание второй обитаемой планеты в Солнечной системе. Предполагается, что и к созданию инфраструктуры тоже будет привлечен широкий круг игроков – от космических агентств до стартапов, разрабатывающих те или иные системы. Но для вовлечения в проект людей и денег необходима мотивация.

Основная часть презентации Маска состояла как раз и состояла из «информации для мотивации», убеждения в необходимости колонизации других планет. Основным фактором Маск назвал возрастающий риск катастрофических событий на Земле, способных уничтожить нашу цивилизацию. «Запасная» планета с устойчивой популяцией явилась бы в таком случае пропуском человечества в бессмертие. Впрочем, здесь есть соблазн увидеть в эсхатологических построениях Маска стремление сыграть на страхе и искусственно создать потребность в колонизации, которая для большинства землян является как минимум неочевидной.

Новая надежда

Классическую идеологию космических программ можно обрисовать так: исследования космоса — это удел государств. Это долго, это дорого, это для немногих. Есть от чего впасть в уныние. Частные игроки, появившиеся в начале XXI века, «продают» нам совершенно другое видение, близкое к тому, что мы видели в фантастических фильмах: космос — это нечто, доступное многим, относительно быстрое, способное вдохновить новые поколения ученых и инженеров.

«Сделать человечество мультипланетным видом», — так говорит Илон Маск. «Миллионы людей живущих и работающих в космосе», — заявляет другой участник частной космической гонки, президент Amazon Джеффри Безос. Такие лозунги способны привлекать. Люди, их выдвигающие, могут вести за собой.

Неопределенные планы космических агентств вряд ли вдохновят кого-то так же сильно. Цели традиционных игроков вроде Boeing, Lockheed Martin и Airbus — прагматичные, направленные на максимизацию собственной прибыли — тоже заряжают немногих. Возможно, поэтому можно простить Маску некоторую поверхностность презентации в Гвадалахаре. Ее цель, очевидно, — дать общее видение, обрисовать направления работы, визуализировать желаемое.

Изложенный Илоном Маском план не содержит в себе ничего революционного. Детализация, по крайней мере, та часть, которая была показана публике, примерно соответствует уровню дипломной работы студента технического вуза. Если бы такой план исходил от кого-то, кроме главы SpaceX, он не был бы воспринят всерьез. Как обеспечить надежную работу 42 двигателей Raptor на первой ступени? Достаточно ли 700 кВт энергии, получаемых от солнечных батарей, межпланетному кораблю? Зачем показывать эти солнечные батареи на рендерах, где корабль находится на орбите Сатурна? Общая непроработанность архитектуры межпланетного корабля, отсутствие информации о скафандрах и архитектуре марсианской базы и еще тысяча вопросов, задаваемых профессионалами и любителями, остаются открытыми.

Представленная архитектура миссии представляет собой масштабированную компиляцию уже созданных и протестированных технологий, за исключением одной – полной многоразовости изделий. Именно на нее делается ставка для обеспечения целевой стоимости полета на Марс в $140 тысяч. Также ключевыми компонентами при заявленной цене перелета являются дозаправка на орбите и использование марсианских ресурсов для доставки кораблей обратно на Землю.

Тем не менее, о серьезности планов Маска говорят, например, первые огневые испытания нового кислород-метанового двигателя Raptor, первый изготовленный для целей проекта гигантский композитный бак. А снижение цены, и как следствие – повышение доступности космических полетов, является основной чертой подхода SpaceX. Именно этой цели служит высокая скорость итераций при разработке космической техники компанией и повышенное стремление к внедрению инноваций, в то время как большинство разработчиков космического железа исходят из парадигмы «не чинить то, что еще не сломалось».

Финансирование мечты

Вопрос, на какие деньги будет проводиться разработка будущих ракет и межпланетных кораблей, фигурирующих в планах Маска, как и многие другие вопросы остается открытым. Предприниматель говорит о финансировании через основную деятельность компании – запуск коммерческих спутников в космос и отправку грузов на МКС. К этому планируется добавить финансирование с Kickstarter. Предполагается, что к проекту подключится широкий круг энтузиастов и предпринимателей, готовых вкладывать деньги и усилия в проект. Однако, к примеру, проект Mars One, также рассчитывавший на привлечение широкого круга единомышленников, за прошедшие годы так и не сумел создать технологического задела для марсианской миссии.

Вряд ли мы можно ожидать, что Маск уложится в заявленные сроки — даже намного более простой и понятный проект Falcon Heavy уже задержался на 4 года. Добавим к этому возможные задержки, связанные с авариями, которые неизбежно происходят в процессе разработки новых космических средств. Кстати, в своем выступлении глава SpaceX никоим образом не затронул расследование аварии, произошедшей на мысе Канаверал. Тогда, напомню, была уничтожена ракета Falcon 9 вместе с коммерческой полезной нагрузкой. Не были упомянуты и связанные с этим происшествием сдвиги сроков повторного запуска первой ступени в составе ракеты, несущей коммерческую полезную нагрузку спутникового телекоммуникационного оператора SES, а также сдвиги по первому запуску Falcon Heavy и пилотируемой версии корабля Dragon. Впрочем, это можно считать придиркой – выступление все же касалось именно марсианской миссии.

Громкие заявления Маска и его далеко идущие планы, озвученные до достижения ранее заявленных целей, у многих вызывают вопросы и недоверие.  Однако результаты SpaceX впечатляют: темпы создания новой техники напоминают о первых годах космической гонки.

Компания очень быстро вышла на рынок коммерческих запусков и оказания услуг государству. Критики, пеняющие Маску на получение технологий от NASA, забывают, что сама политика NASA предполагает бесплатное распространение технологий, разработанных на деньги налогоплательщиков. Государственное же финансирование, полученное по программам COTS (коммерческие орбитальные транспортные услуги) и CCP (коммерческая пилотируемая программа), является результатом госполитики США, направленной на стимулирование частного космического сектора. Коммерческие компании сами вкладывают средства в разработку ракет и космических кораблей, получая премии по достижении результатов. При выполнении полетов по программе CRS (коммерческие услуги по доставке грузов) государство оплачивает услуги по фиксированной цене.

Как далек от нас Марс

Мечты о Марсе пока остаются лишь мечтами во многом из-за денег. Пример — дорогостоящая программа НАСА, нацеленная на марсианскую экспедицию в 2030-х годах, включающая создание корабля Orion. В прошлой итерации американской космической политики этот корабль был частью программы для экспедиции на Луну, однако проект был свернут, а НАСА нацелилось на изучение и освоение Марса.

Общественность и Конгресс США критикуют НАСА за низкую степень готовности к осуществлению промежуточного этапа так называемого «гибкого пути» — Asteroid Redirect Mission  — миссии по высадке на астероид, которая должна произойти (по плану) в середине 2020-х годов. Времени действительно немного, а вот препятствий — напротив, предостаточно. Что уж говорить о планируемом на 2030-е полете к Марсу.

Объемы требуемого финансирования по программам, связанным с исследовательскими миссиями, постоянно растут, и уже сейчас очевидно, что программа НАСА столкнется с превышением — возможно многократным — первоначально планируемых средств. Пример другой дорогостоящей программы по созданию космического телескопа следующего поколения James Webb, где изначально заявленная стоимость в итоге выросла в несколько раз, позволяет утверждать это весьма уверенно.

Если говорить об исследовательских планах других стран, то можно привести в пример интересную, хоть и не столь крупномасштабную (как создание марсианской колонии) программу «Лунной деревни», представленную Европейским космическим агентством в той же Гвадалахаре. Программа находится на первоначальной стадии проработки и, конечно, потребует огромного объема средств.

Вовлечение других стран в «Лунную деревню» — под большим вопросом. Китайская космическая программа идет своим, «срединным» путем, пока предлагает лишь повторение пройденного другими космическими державами: создание постоянной модульной орбитальной станции, возможно высадка на Луну.

Российская космическая программа на ближайшее десятилетие сосредоточена на реализации программ прикладного назначения, все перспективные проекты переносятся на период «после МКС» и на следующий программный цикл с 2025 по 2035 годы.

Верит ли сам Маск в возможность колонизации Марса в озвученные сроки? Название, заочно присвоенное первому кораблю, который должен отправиться на красную планету — «Золотое сердце», как у космического корабля из «Автостопом по Галактике», использовавшего для перемещений в пространстве невероятностный двигатель, звучит довольно иронично. Трудно сказать, руководствуется ли глава коммерческой компании альтруистическими побуждениями или им движет стремление заработать баснословные деньги на сверхмасштабном проекте. Но в его видение хочется верить. Очень скоро мы увидим, насколько его планы реальны: повторный запуск первой ступени Falcon 9, первый полет Falcon Heavy, «марсианская» версия корабля Dragon — все это должно произойти в ближайшие два года. И это шоу точно стоит того, чтобы за ним следить.

Оригинал колонки опубликован на sk.ru. Текст изменен и дополнен с согласия автора