TechFusion.ruСтартапыRussian Tech Tour: старые вопросы о главном

Russian Tech Tour: старые вопросы о главном

Russian Tech Tour в Иннополисе

Казалось, в последнее время венчурные мероприятия измельчали — зарубежные инвесторы не очень-то спешат «светиться» в России. Однако Russian Tech Tour-2017 развеял это впечатление

В Russian Tech Tour-2017, который прошел с 25 по 27 апреля Москве, Казани и Иннополисе, приняли участие около 50 иностранных и российских инвесторов. В компании с чиновниками и представителями российских институтов развития они обсудили главные вопросы рынка — прогресс, образование и деньги.

Главный вопрос четвертой технологической революции

Проведение Russian Tech Tour-2017 в Иннополисе совместили с Российским венчурным форумом. Главной его темой стала четвертая промышленная революция. Причем, российские чиновники говорили больше о задачах, а иностранные инвесторы давали советы по их решению.

Управляющий партнер венчурной компании Endeavour Vision, а по совместительству и организатор Tech Tour Свен Лингьярд отметил, что готовность к переходу в «Индустрию 4.0» очень неравномерна. В Европе лучше всего подготовились Германия, Австрия и Ирландия. В этих странах есть своя особая ментальность, двигающая их к технологическому прогрессу — в отличие от жарких европейских стран вроде Испании, Португалии и Италии. Лингьярд заявил, что одним из двигателей новой технологической революции станет робототехника. Ну а самой восприимчивой к роботизации страной он назвал Японию.

Что касается России, то тут все очень неоднозначно. При имеющемся отставании в роботизации, потенциал у страны неплохой. Так считает, например, старший вице-президент по инновациям фонда «Сколково» Василий Белов. Он заявил, что в «Сколково» есть стартапы, технологии которых отвечают запросам четвертой технологической революции. Перспективными для России он назвал направления промышленной робототехники, интернета вещей (точнее, сбора данных в индустриальных системах), предсказательного обслуживания на основе больших данных, цифрового проектирования.

По мнению заместителя министра экономического развития России Олега Фомичева, главным вызовом для нас в ближайшее время станет образование: «С этого года начинаем терять трудоспособное население — по 800 тысяч человек в год». Это естественная убыль, образовавшаяся в силу превышения количества выходящих на пенсию над только отучившимися.

Учиться? Учиться и учиться

Тема образования звучала чуть ли не в половине выступлений. Рынок сегодня определяют бизнесы, использующие робототехнику, освоившие концепции больших данных и применяющие новейшие технологии (в том числе, машинное обучение и «искусственный интеллект»). Однако большая часть населения отстает от современных требований к навыкам. Мировой рынок переобучения сотрудников оценивается в 3 триллиона долларов.

Олег Фомичев напомнил, что в России принята стратегия научно-технологического развития, однако готовность с ней — «очаговая». Есть отдельные компании, которые готовы влиться в научно-технологическую революцию. Их не стыдно выводить на международные рынки. Но таких — меньшинство.

По мнению Фомичева, переобучать сегодня необходимо все работающее население, поскольку закрывать потребность в новых компетенциях молодыми людьми, выпускниками вузов — не выйдет. Просто нет в достаточном количестве тех преподавателей институтов и школ, которые способны обучить новому и необходимому современных учеников.

Помощник президента России Андрей Фурсенко отметил, что надо понимать не только как сделать технологическую революцию, но и зачем она нужна. Также он призвал развивать soft skills (неспециализированные, надпрофессиональные навыки) и уделять внимание гуманитарным составляющим, обеспечивающим социальную адаптацию к новой жизни.

Президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов согласился с этим тезисом, напомнив, что 10 критически важных умений к 2020 году, которые сформулированы на Давосском экономическом форуме, относятся к soft skills. Это и приспосабливаемость к новым условиям, и критичность мышления, и креативность, и способность к работе в команде и переговорам.

Трудно ожидать, что все предложения экспертов реализуются, но очень интересно, как внимание к образованию будет сочетаться с реальными шагами. Пока слышны, например, предложения о сокращении количества аспирантов на кафедрах.

Проекты большие и маленькие

На выставку проектов Russian Tech Tour (не все из них правильно называть стартапами) было отобрано 55 команд из 378 подавших заявки. Отдельная секция была отведена под индустриальные проекты — именно они на этот раз попали в зону основного внимания.

Генеральный директор Pulsar Venture Capital и президент IV Russian Tech Tour Павел Королев так объяснил этот выбор: «Традиционно в подобных событиях представлены больше IT компании, но сейчас мы наблюдаем подъем более наукоемких и «тяжелых» отраслей, связанных с промышленностью, зелеными технологиями и аэрокосмической отраслью. Изменения мы отразили в новом рейтинге».

На выставке в Иннополисе оказались довольно разноплановые проекты. Например, скромный ATL4, планирующий привлечь 40 тысяч долларов на беспилотный модуль для гольф-каров и роботов доставщиков. Или изыскивающий 86 миллионов долларов «Кама Кристалл Технолоджи» с зубодробительной темой производства высокочистого оксида алюминия и синтеза монокристаллов сапфира. Конечно, вовсе без IT-проектов не обошлось. Отметим присутствие на выставке компании «Открытая мобильная платформа» с мобильной операционной системой Sailfish OS, купленной у финов. С одной стороны, система выглядит уже не так беспомощно, как ее первые версии. С другой — перспективы ее довольно туманны.

Возможно, проекты стоило ранжировать по более строгим критериям — трудно сопоставлять их серьезность при таком разбросе вариантов. Впрочем инвесторам виднее — если какой-то из проектов получит деньги, значит, все было правильно. Здесь оговоримся, что пока об итогах конференции именно в плане инвестиций говорить рано — инвесторы должны серьезно оценить перспективы стартапов для вложений.

Санкции не проблема?

Иностранных инвесторов спрашивали, в основном, о влиянии санкций. Оказалось, к ним относятся довольно пренебрежительно: «Если будут интересные проекты, мы найдем способ вложить деньги», говорит большинство инвесторов.

Эмиль Брикс, чрезвычайный и полномочный посол Австрийской республики, отметил, что в его стране велика доля среднего и малого бизнеса, и рекомендовал представителям российского государства вкладываться в развитие этих секторов. Напомним, что Австрия — одна из стран, которая и на технологическом, и на ментальном уровне готова к технологической революции по мнению Свена Лингьярда.

Сам Свен Лингьярд посетовал, что инвестиции в Россию обычно приходят окружным путем: «Мы инвестируем в Россию, но часто делаем это снаружи». Речь идет о том, что проекты становятся заметными лишь после международных конкурсов или акселераторов.  Но можно и нужно заявлять о себе погромче, находясь на родине. Такие стартапы, как MSQRD, отлично «поднимают хайп», на волне которого инвесторы интересуются Россией (да, нас не очень-то различают с Белоруссией, но в данном случае, стартапам это на руку).

Новые надежды

Последовательное посещение РИФа, Skolkovo Robotics, Generation S и Russian Tech Tour-2017 показало, что в России есть интересные проекты. Некоторые из них подходят лишь для внутреннего применения, но часть может стать востребованной и на мировом рынке. Для выращивания перспективных стартапов по-прежнему нужны инвесторы с «умными» деньгами и международными связями.

Если говорить о важности образования, то из позитивных примеров отметим робототехнику, которая является неотъемлемой частью четвертой технологической революции. На прошедшей недавно Skolkovo Robotics были не только доклады спикеров и выставка, но и мастер-классы. Они показали, что в этой области есть кому и что преподавать, а интерес учеников к тему — огромен. Вопрос в том, будут ли созданы условия для масштабирования этого опыта, или он так и останется локальным явлением.