TechFusion.ruМедицинаСтартапы и корпорации ждут закона о телемедицине

Стартапы и корпорации ждут закона о телемедицине

Отдельные составляющие телемедицины — технологии для удаленных консультаций, мониторинга состояния здоровья и диагностики — уже применяются в России, однако определение «телемедицина» в нашем правовом поле отсутствует. Как и законы, регламентирующие «медпомощь с использованием каналов связи».

Будущее медицины в контексте современных технологий обсуждалось на форуме «Интернет+ Медицина», организованном Институтом развития Интернета (ИРИ) при поддержке Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и «Яндекса». Телемедицины все еще нет российском правовом поле. Что, впрочем, не мешает ей активно развиваться. Предполагается, что в следующем году эта коллизия будет разрешена. Но на каком уровне — «врач-врач» или «врач-пациент» — пока не определено.

Первые проекты из сферы телемедицины запускались в России в начале 2000-х. Тогда речь шла фактически только об обеспечении видеоконференцсвязи между врачами в различных регионах или между врачами и пациентами. Можно, например, вспомнить решения от PolyCom для районов Крайнего Севера и малонаселенных территорий. По-сути, оно представляло собой «докторский саквояж» с аппаратурой для спутниковой видеоконференцсвязи и передачи данных, полученных с простых медицинских приборов.

Другое направление телемедицины было ориентировано на медицинские учреждения — в крупных клиниках создавались комплексы, позволяющие в онлайне или в записи транслировать ход сложных операций.

Сегодня к сфере телемедицины относят широкий спектр товаров и услуг, начиная со всевозможных фитнес-трекеров, и заканчивая выпиской электронных рецептов или удаленными консультациями пациентов. Эта тема обеспокоила государство по двум причинам. Одна из них — социальная. На основании параметров носимых датчиков могут определяться, например, дозы лекарств. Ошибки здесь могут дорого стоить. При нерегулируемом рынке виновных будет не найти.

«Телемедицинские услуги уже потребляются пользователями — на свой страх и риск, — отметил на форуме депутат Леонид Левин (возглавляет комитет по информполитике, участвует в разработке законопроектов в области IT и интернета). — Есть и консультации, и консилиумы, пересылка рецептов и многое другое. Услуги телемедицины надо регламентировать до того, как она будет дискредитирована возможными ошибками. Также эту область могут дискредитировать утечки персональных данных пациентов и медицинский спам». По мнению депутата, на следующем этапе следует озаботиться и вопросом автономных диагностических устройств: «Надо их узаконить до тех пор, пока из-за ошибок они будут запрещены».

Другая причина интереса к темедицине — в деньгах. Бизнес-перспективы в этой области огромны — люди тратились и будут тратиться на свое здоровье. А значит продукты, решения и услуги, позволяющие с меньшими затратами и большим комфортом получать медпомощь, будут востребованы пользователями. Все это нашло отражение, как в законодательных, так и в бизнес-инициативах.

Так, Минздрав подготовил свой законопроект о телемедицине — достаточно консервативный и охватывающий только направление «врач-врач». То есть, при принятии этого закона дистанционное оказание медицинских услуг по-прежнему останется вне правового поля, или, более того, поставит их вне закона. Другой законопроект подготовил Институт развития интернета (ИРИ). Этот документ регулирует возможность оказания медицинских услуг пациенту дистанционно, с использованием телемедицинских технологий. Законопроект предусматривает взаимодействие «врач-пациент» и носит рамочный характер, то есть, конкретные правила оказания телемедицинских услуг будут в дальнейшем определяться Минздравом.

Впрочем, как полагают участники форума, в ходе рассмотрения Госдумой законопроекты будут объединены в один документ. «Уже на базе двух законопроектов мы постараемся учесть и позицию государства, и мнение отрасли, — заявил Леонид Левин. — Из двух законопроектов, возможно, мы сделаем один. Важно, чтобы он учел и интересы индустрии, и интересы государства».

Параллельно с законотворческими процессами, бизнес начал вкладываться в создание решений для телемедицины. Тот же ИРИ при участии госкорпорации «Ростехнологии» приступил к созданию телемедицинской лаборатории, в которой предполагается разрабатывать носимые датчики для измерения показателей состояния здоровья человека.

«У предприятий «Ростеха» есть опыт разработки медицинский датчиков, — отмечал ранее советник президента РФ по интернету Герман Клименко. — Правда, в большинстве своем они созданы оборонными предприятиями, но их наработки можно применить и в гражданской медицине». При этом Клименко заявлял, что разработки предприятий «Ростеха» позволяют замерять не только базовые медицинские параметры (например, пульс, давление), но и многие другие.

К настоящему времени «Национальный центр информатизации» (дочерняя структура «Ростеха») попробовал реализовать давнюю задумку PolyCom на новом уровне и разработал модульный телемедицинский комплекс. Последний представляет собой кейс в защищенном исполнении который может комплектоваться различными модулями, в зависимости от конкретной задачи. Сейчас НЦИ подготовлено 8 сменных модулей: ЭКГ, УЗИ, аускультации, капиллярного анализа крови, отоларингологии, дыхательной функции, офтальмологии и тонометрии. По утверждению компании, комплекс создается на основе открытых стандартов, что позволит использовать в нем модули сторонних разработчиков.

К теме медицинских услуг по видеосвязи проявляет интерес и компания «Яндекс». Интернет-гигант хочет оказывать их на базе приложения «Яндекс.Здоровье», запущенного в начале ноября для платформ iOS и Android. Как отмечают в компании, сервис сможет полноценно работать только после принятия закона о телемедицине, пока же с его помощью можно найти клинику, узнать о стоимости услуг и записаться на прием.

На то, насколько доступной и повсеместной станет телемедицина, вероятно, повлияют и другие факторы. Один из них — развитие сетей связи пятого поколения (5G) и проникновение широкополосного доступа во все отдаленные регионы. Многие эксперты полагают, что интернет вещей в целом, и телемедицина (направление носимых датчиков) в частности, получат широкое распространение только с переходом к новому поколению связи. Имеющиеся каналы могут не справиться с предполагаемой нагрузкой.

Не менее проблемным видится развитие телемедицины в варианте Минздрава. Здесь сложность связана с недостаточной пропускной способностью каналов передачи данных, которыми подключены больницы и поликлиники. Зачастую доступных скоростей достаточно лишь для работы электронной почты, но явно не хватит для использования, например, видеоконференцсвязи, пересылки мультимедийных данных (например, медицинских снимков), онлайн-диагностики.

На это, кстати, указал в недавнем послании Федеральному Собранию президент РФ Владимир Путин. «Предлагаю в течение двух лет подключить к высокоскоростному интернету все больницы и поликлиники нашей страны, — сказал он. — Это позволит врачам даже в отдаленном городе или поселке использовать возможности телемедицины, быстро получать консультации коллег из региональных и федеральных клиник». При этом президент отметил, что о реалистичности такого плана заявлял глава Минкомсвязи Николай Никифоров.

Предполагается, что решение этой задачи будет поручено «Ростелекому». Последний реализует, в частности, программу устранения цифрового неравенства, которая предусматривает проведение волоконно-оптических линий связи в малые населенные пункты. То есть, технические возможности для обеспечения высокоскоростного подключения медучреждений у компании имеются. Вопрос, как всегда, упирается в финансы: найдутся ли у больниц и поликлиник средства необходимые на оплату услуг оператора? А если нет, то сможет ли Минздрав обеспечить выделение необходимых сумм из бюджета?

Пока «люди в костюмах» рассуждают о будущем отрасли, молодые команды энтузиастов уже реализуют проекты в сфере телемедицины — опять же, на свой страх и риск. На сессии стартапов и инвесторов обсуждались, в частности, вопросы финансирования околомедицинских проектов. В нынешней ситуации, при полном отсутствии правового  регулирования и закрытости отрасли, найти финансирование сложно — инвесторы справедливо опасаются высоких рисков. Тем не менее, десятки, если не сотни команд пробуют свои силы в этой сфере. И ждут весны, когда статус дистанционных медицинских услуг все же должен быть определен.