TechFusion.ruАвторские колонкиВерю — не верю: об информации в эпоху «постправды»

Верю — не верю: об информации в эпоху «постправды»

Кукловод

Как и когда возникли технологии манипуляции сознанием, и каким образом их можно распознать? IT-журналист Александр Михайлов рассказал TechFusion.ru о важности информационной гигиены в мире, где новостная повестка определяется кругом общения в социальных сетях

Достоверность информации стала одной из центральных тем последнего времени. В информационных потоках смешались новости и их фейковые аналоги, прямой троллинг и изощренные провокации. Зачастую непонятно, где ложь, а где правда. Подробнее об этом рассказывалось в материале «О правде, постправде, фильтрах и фейках». Ситуацию усугубляют особенности распространения информации в соцсетях, где новости от пользователя к пользователю распространяются сверхбыстро. Причем, если сообщение официального СМИ человек еще способен оценить критически, то информацию даже от «френда», насколько бы неправдоподобной она ни была, может «проглотить» без раздумий. Степень доверия человека к «френдам», как правило, высока, критичность к информации, ими распространяемой, снижена.

Этим эффектом доверия активно пользуются и власти, и политики, и бизнес. В обиход социологов и журналистов вошли новые термины — «постправда», «фейковые новости» и т.п. Между тем, все это ни что иное, как технологии манипуляции сознанием, которые известны со второй половины прошлого века. Описано, как и почему такие инструменты работают, известны и способы противодействия им.

Классическая манипуляция

Если посмотреть на последние 100 лет развития человеческого общества, то станет ясно, что ничего нового в перечисленных фактах информационного воздействия нет — мы действительно имеем дело со «старой доброй» манипуляцией сознанием. Изменилась только среда воздействия, появились новые — более эффективные, заточенные под конкретного человека — инструменты и, возможно, упал уровень квалификации манипуляторов. Ведь попытки манипуляции были многими замечены и осознаны — не зря появились статьи и отчеты о фейках. При качественной манипуляции сознанием такого не должно быть по определению.

Кстати, об определениях. У манипуляции сознанием их достаточно много. Многие философы, социологи, писатели давали свое определение манипуляции, акцентируя внимание на тех аспектах, которые им представлялись наиболее важными.

Само слово «манипуляция» имеет корнем латинское слово manus — рука (manipulus — пригоршня, горсть, от manus и ple  — наполнять). В словарях европейских языков слово толкуется как обращение с объектами с определенными намерениями, целями (например, ручное управление, освидетельствование пациента врачом с помощью рук и т.д.). Отсюда произошло и современное переносное значение слова — ловкое обращение с людьми как с объектами, вещами. Оксфордский словарь английского языка трактует манипуляцию как «акт влияния на людей или управления ими с ловкостью, особенно с пренебрежительным подтекстом, как скрытое управление или обработка».

«Под манипулированием в большинстве случаев следует понимать психическое воздействие, которое производится тайно, а следовательно, и в ущерб тем лицам, на которых оно направлено, — писал исследователь манипуляции, германский социолог Герберт Франке. — Простейшим примером тому может служить реклама».

Именно незаметность эксперты называют одним из главных факторов, который определяет эффективность манипуляции. «Для достижения успеха манипуляция должна оставаться незаметной, отмечал в своих работах американский социолог Герберт Шиллер. — Успех манипуляции гарантирован, когда манипулируемый верит, что все происходящее естественно и неизбежно. Короче говоря, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в которой ее присутствие не будет ощущаться».

В целом, манипуляцией можно назвать способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения. Это воздействие направлено на психические структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном манипулятору направлении.

Важным слагаемым успешной манипуляции считается банальная человеческая лень. Если человек не желает тратить ни душевных и умственных сил, ни времени на то, чтобы просто усомниться в информации, то и воспринимать ее критически он не сможет. «<…> пассивно окунуться в поток информации гораздо легче, чем критически перерабатывать каждый сигнал, — писал советский и российский ученый (публицист, политолог, социолог, известный своими работами об общественном сознании) Сергей Кара-Мурза. — На это никаких сил не хватит, если человек не овладел, до автоматизма, некоторым набором контролирующих «умственных инструментов», которые как бы сами собой, без усилий сознания и воли, анализируют информацию по одному признаку: есть ли в ней симптомы манипуляции его поведением».

Интернет, точнее, большинство социальных сервисов, ориентированы на то, чтобы у человека и не было необходимости задумываться о полноте и достоверности информации. Здесь сам отбор информации, которая в первую очередь предоставляется пользователю, происходит по такому принципу: вы читали новости по такой-то теме в таком-то издании, и мы отобрали для вас похожие по тематике новости в других подобных изданиях.

Плюс значительную роль играет «авторитет» ваших «друзей»: вы видите, что они читали именно эти новости, и они им понравились (или вызвали их гнев, грусть и т.п.). Многие уже привыкли к получению «привычных» новостей из одних и тех же источников, и считают такой подход вполне нормальным. Таким образом, люди делятся на не пересекающиеся группы — «очевидная правда» для одних становится чем-то немыслимым для других.

История вопроса

Элементы манипуляции сознанием, вероятно, присутствовали и в первобытных племенах. По мере развития цивилизации их становилось все больше и больше. Однако навыки манипулирования на протяжении большого отрезка истории человечества были скорее интуитивными. И только в XIX-XX веках такая деятельность получила теоретическую основу, а затем и богатый практический опыт, который позволил развивать и совершенствовать методы и инструменты манипулирования сознанием.

«XХ век — время создания крупных теорий и доктрин и разработки на их основе мощных технологий, способных творить чудеса, — писал Сергей Кара-Мурза. — И, конечно, время использования этих технологий в практике войны и господства».

Технологии манипуляции сознанием во многом построены на базе философских теоретических работ, сложившихся вокруг «Тюремных тетрадей» Антонио Грамши, основателя и теоретика Итальянской коммунистической партии. Будучи в 1926-1934 годах в тюрьме, он разработал новую теорию государства и революции — для современного (индустриального) общества.

Говорить о теории Грамши и наработках его последователей (в плане дальнейшей разработки теории) можно много — число научных, исследовательский и философских работ по этой теме исчисляется уже десятками тысяч. Но суть теории Грамши можно объяснить его же словами: «Государство — это вся совокупность практической и теоретической деятельности, посредством которой господствующий класс оправдывает и удерживает свое господство, добиваясь при этом активного согласия руководимых». А активное согласие руководимых должно достигаться за счет «молекулярного процесса» — невидимого, малыми порциями проводимого изменения мнений и настроений в сознании каждого человека. То есть, по сути, манипуляцией.

Дальнейшие развитие теория получила уже во второй половине XX века, преимущественно в США, отмечал в своих работах Сергей Кара-Мурза. Сегодня же теоретические и практические наработки в сфере манипулирования сознанием, широко применяются по всему миру. С разным успехом, обусловленным, в том числе уровнем квалификации задействованных специалистов, материальными и временными затратами.

Зачем об этом знать?

Может ли сегодня человек бороться с манипулированием его сознанием? Безусловно. Отчасти этому способствуют сами манипуляторы — их стало много, и цели у них разные. Соответственно, с их программами манипуляции — как с лучами света — при наложении друг на друга, может происходить интерференция. Что может свести на нет весь ожидаемый эффект.

Человек, желающий оградить себя от попыток манипуляции сознанием, должен, прежде всего, знать о существовании таких технологий и  учиться критически относиться к любой информации. То есть, не должен руководствоваться «презумпцией невиновности» по отношению к тем или иным источникам информации.

Признаков манипулятивной подачи информации довольно много. От очень общих, воспринимаемых на уровне здравого смысла (сообщение бредово звучит или в нем наблюдаются логические нестыковки), до вполне конкретных. Приведу лишь несколько примеров, когда читателю стоит насторожиться:

  • Если в сообщении используются сложные термины — там, где они необязательны (к примеру, в изложении законодательных инициатив — можно объяснить их значение «по-человечески», а можно цитировать канцеляризмы);
  • Если рядом с цифрами вы видите эмоциональную характеристику: «ужасающе много», «прискорбно мало», «катастрофически» и т.п.;
  • Если в сообщении о каком-то событии внимание акцентируется на малозначимом факте (фактах), да еще и с эмоциональной окраской;
  • В целом, если сообщение несет эмоциональную окраску, но это не репортаж с места событий.

«Тот, кто хочет построить защиту против попыток манипуляции его сознанием, должен преодолеть закостенелость ума, научиться строить в уме варианты объяснения», — писал Сергей Кара-Мурза.

Сегодня на человека обрушивается огромный поток информации, и каждое сообщение (не только текстовое, но и голосовое, и видео) просто невозможно проанализировать. Доверять такую задачу «роботам» Facebook, «Яндекса» и прочим — затея сомнительная. Очевидно, что при манипуляции сознанием, как и в рекламе, таргетинг играет все большую роль. А значит, признаки манипуляции человек должен определять для себя самостоятельно — ознакомившись хотя бы с азами этой технологии.

 

предыдущий текст
следующий текст