TechFusion.ruСтартапыБлеск и нищета технологических компаний

Блеск и нищета технологических компаний

Пузырь 2.0

Раньше для того, чтобы выжить, компаниям нужно было уметь считать. Модель современного бизнеса — тратить по-крупному. Обозреватель The New York Times Кевин Руз поднял интересную тему отношений стартапов с деньгами

В качестве иллюстрации современной схемы бизнеса Руз приводит магазин «Доллар за 75 центов». Никаких наценок, никаких скрытых комиссий, только хрустящие долларовые банкноты за три четверти номинала. Спрос будет огромный. 

Первое, что приходит в голову здравомыслящему человеку: магазин ведь прогорит? Нет, все просчитано, успокаивает Руз. План таков: надо приучить огромную армию покупателей к долларам за 75 центов, а потом — через год или два — можно будет без потерь в численности клиентов поднять стоимость до полутора или двух долларов. Или, может, оборот будет таким огромным, что Минфин начнет поставлять долларовые банкноты со скидкой. А можно еще собирать данные о покупателях и продавать тому, кто предложит самую высокую цену. Вариантов много.

Раньше для того, чтобы выживать на рынке, компаниям нужно было продавать товары и услуги по цене выше себестоимости. Но это — модель XX века. Новая схема бизнеса — тратить по-крупному и быстро расти с надеждой достигнуть рентабельности когда-нибудь потом. Убытки при этом остается «субсидировать» за счет неисчерпаемых ресурсов инвестора.

Пузырь 2.0

По подсчетам профессора Джея Риттера из Уоррингтонского колледжа бизнеса (Университет Флориды), 76% компаний, которые провели IPO в 2017 году, вышли на рынок с убытками. Их показатели прибыли на акцию (EPS) за 12 месяцев перед IPO были отрицательными (таблица 9). Более высокий процент таких эмитентов отмечался лишь на пике доткомовского бума в 2000 году — тогда бесприбыльными были 81% новых компаний на открытом рынке. Из 15 технологичных компаний, вышедших на рынок в 2018 году, только у трех были положительные показатели прибыли на акцию.

Фактически сценарий раскрутки и роста за счет наращивания расходов был написан в Кремниевой долине. Технологичный сектор остается кузницей стремительно развивающихся, но бесприбыльных компаний. Служба заказа такси Uber, IPO которой ожидают в следующем году, за прошлый год зафиксировала убыток в 4,5 млрд долларов. Разместившаяся в прошлом году Snap Inc., владеющая сервисом Snapchat, первый годовой отчет в статусе публичной компании сдала с чистым убытком в 3,4 млрд долларов. Airbnb, предлагающая сервис поиска и краткосрочной аренды частного жилья, впервые за почти 10 лет работы закрыла год с прибылью, заработав в 2017 году 100 млн долларов (в продолжение «плюсового» второго полугодия 2016 года). Стриминговый сервис Spotify, прирастающий миллионами новых пользователей, за прошлый год потерял 1,5 млрд долларов.

Массовый рост бесприбыльного бизнеса отчасти связан с развитием технологических и биотехнологических компаний, которые годами тратят деньги на привлечение клиентов, исследования и разработки. При этом сказывается еще и готовность акционеров и состоятельных частных инвесторов достаточно долго поддерживать на плаву быстрорастущие стартапы, чтобы потом, может быть, «сорвать банк» на завоеванном рынке. Сегодняшние публичные технологичные компании в целом имеют больше выручки, чем их предшественники в доткомовские годы. Возможно, в перспективе им будет проще перейти в «плюс», когда они выйдут на нужный масштаб.

«То, что Google и Facebook удалось достичь таких огромных прибылей и масштабов, дает надежду некоторым компаниям», — цитирует New York Times профессора Джея Риттера. Если получится придумать, как конвертировать огромную пользовательскую базу в «платных» клиентов, рентабельность может быть огромной.

Работа в минус

Пожалуй самый обсуждаемый убыточный сервис в США — MoviePass. Он фактически раздает миллионы бесплатных билетов в кино. Изначально в MoviePass предлагали приобрести месячную подписку за 9,95 долларов с возможностью посещать не более одного сеанса в день. Теперь, пишет New York Times, устанавливают ограничения по выбору фильмов, чтобы снизить издержки. Поскольку средняя стоимость билета в США составляет около 9 долларов, даже два сеанса в месяц оправдывают покупку, обеспечивая выгоду для пользователя. Но не для компании, которая, соответственно, несет убыток.

Bloomberg отмечает, что в среднем подписчики с MoviePass посещают три сеанса в месяц. Это если исключить злоупотребления с передачей паролей и тому подобное. Получается, что установленную планку цены поддерживать нереально. В компании отдают себе отчет, что перейти «на другую сторону» — на безубыточность — будет непросто. Сначала потребуются немалые денежные вливания. 

Выбранная бизнес-модель раскручивает стремительный рост MoviePass, но суть ее, по определению обозревателя Slate, в том, чтобы «творчески прожигать деньги на субсидирование походов по кинотеатрам для трех миллионов клиентов». В компании же полагают, что можно зарабатывать за счет соглашений с сетями кинотеатров об отчислении части выручки или взимать плату за рекламу в приложении.

Но инвесторов это уже не убеждает. Акции материнской компании MoviePass — Helios and Matheson Analytics — с октября упали более чем на 90%. В мае стало ясно, что финансовые запасы стремительно тают: при расходах в среднем около 21,7 млн долларов в месяц у проекта на конец апреля всего 15,5 млн долларов на счету в банке и 27,9 млн долларов числится у операторов безналичных расчетов.

CEO MoviePass Митч Лоу тем не менее, уверяет, что финансовые проблемы компании сильно преувеличены, и что у MoviePass открыта кредитная линия на 300 млн долларов. Сомнения же в рядах инвесторов сеют конкуренты — крупные сети кинотеатров. В то же время исполнительный директор Helios & Matheson Тед Фарнуорт признал, что бизнес-модель сервиса вызывает все больше вопросов.

В конечном счете пример MoviePass показывает, каким тернистым путем вынуждены идти многие растущие компании. Если не нести достаточно серьезных расходов на привлечение новых клиентов и защиту от конкурентов, проект не пойдет. А если раздавать слишком много привилегий и бонусов, деньги могут закончиться еще до того, как удастся достичь масштабов и начать зарабатывать.

А кто-то смог

Правда, тут можно вспомнить «компанию, которая смогла» — Amazon. Она многие годы работала без прибыли, вкладывая миллиарды долларов в развитие бизнеса, выстраивая инфраструктуру и запуская дополнительные проекты. Инвестиции оправдали себя: сейчас Amazon — вторая крупнейшая по стоимости компания в мире, зарабатывающая более полутора млрд долларов за квартал.

И все же не каждая компания может повторить успех Amazon — «спросите у любого стартапа пытавшегося «уберизировать» какую-либо область бизнеса — будь то химчистки, парковки или доставка продуктов из супермаркетов.

Если не нести достаточно серьезных расходов на привлечение новых клиентов и защиту от конкурентов, проект не пойдет. А если раздавать слишком много привилегий и бонусов, деньги могут закончиться еще до того, как удастся достичь масштабов и начать зарабатывать.

Экономика бесприбыльного бизнеса, определенно, несет свои риски. Дело не только в неприятной для стартапа перспективе остаться без денег инвестора. Клиенты таких компаний могут готовиться к разным неожиданностям вроде резкого повышения цен, исчезновения привилегий, неработающих подписок и гарантий. Малым компаниям трудно конкурировать с гигантами вроде Google и Amazon, а это только усиливает диспропорции экономического роста в пользу корпораций, которые могут тратить миллиарды в борьбе с конкурентами.

А вот для людей, умеющих искать и находить скидки, наступил золотой век выгодных предложений. Можно покупать все, что угодно, по искусственно заниженным ценам. Работающие в убыток компании могут быстро исчезнуть. Но пока кто-то финансирует эту игру, нет причин лишать себя возможности воспользоваться плодами их оптимизма, констатирует Руз.