TechFusion.ruИнтернет вещейДом, хитрый дом
iot

Что — и кому — говорят о нас «умные» вещи? Стоит ли переживать за приватность, окружив себя IoT? На что похожа жизнь в доме, полном смарт-девайсов? Эксперимент длиной в два месяца, призванный ответить на эти вопросы, провели репортеры Gizmodo — Кашмир Хилл и Сурья Матту

Кашмир решила сделать свою квартиру в Сан-Франциско «умной» в декабре 2017 года. Она подключила к интернету практически все приборы и вещи, способные быть частью IoT: Amazon Echo, систему освещения дома, кофе-машину, радионяню, детские игрушки, пылесос, телевизор, зубную щетку, фоторамку, секс-игрушку и даже свою кровать.

Вскоре журналистка поняла: единственное, что может быть хуже бессонницы — это отчет «умной» кровати о пропущенных часах здорового сна: «Вы получили низкий балл. Цель не достигнута». Но не будем забегать вперед.

«Мне нравилось представлять, что я буду жить как Чудовище из диснеевского мультика — в окружении “живых” предметов, которые исполняют все мои желания и время от времени поют мне серенады», — пишет Кашмир. После IoT-апгрейда у нее появилось множество новых возможностей: наблюдать, что происходит дома в ее отсутствие, использовать голосовые команды для того, чтобы включать свет и бытовую технику, через игрушку обмениваться сообщениями с ребенком и его няней. «Зубная щетка отправляла мне напоминания о том, что пора чистить зубы, и советы о том, как лучше это сделать. Если ночью мне становилось холодно, кровать могла согреть меня. И больше не нужно было ходить по дому с пылесосом — только выбрать команду в смартфоне и включить робота, который сделает все сам».

Двойной шпионаж

Именно такие возможности делают «умный дом» привлекательным для большинства людей. По оценкам экспертов, объем IoT-рынка к 2021 году составит 27 миллиардов долларов. Но основная задача, которую поставила перед собой Кашмир Хилл, решив по максимуму использовать интернет вещей, — выяснить, сможет ли усовершенствованный дом «предать» ее.

iot

via PixaBay.com

«Превратив обычные предметы обихода в “умные” и дав им подключенные к интернету “мозги”, я предоставила им возможность накапливать информацию о моем доме и моей семье», — рассказывает она. Чтобы понять, что сможет узнать о своих обитателях «умный» дом и кому он все это расскажет, Кашмир обратилась к своему коллеге по изданию — инженеру Сурье Матту. С помощью компьютера Raspberry Pi он запрограммировал Wi-Fi-роутер. Кашмир подключила все IoT-приборы к интернету через общую сеть, и это позволило Сурье отслеживать их активность.

Теперь он мог видеть дом Кашмир «глазами» ее интернет-провайдера. «Там было на что посмотреть. С того момента, как роутер подключили, не было ни единого часа “тишины” — даже когда дом пустовал», — рассказал Сурья.

Не такие уж и умные

После недели жизни в «поумневшей» квартире Кашмир поняла, почему Чудовище был всегда в плохом настроении. «Живые» предметы стали постоянным источником раздражения. Для них не хватало розеток — пришлось всюду использовать удлинители и сетевые фильтры. Чтобы контролировать все устройства, Кашмир пришлось установить на смартфон 14 различных приложений. Она надеялась, что после настройки сможет объединить управление всеми девайсами через Amazon Echo и Alexa. Но все пошло не по плану.

К примеру, на то, чтобы подключить рождественские гирлянды к «умным» розеткам WeMo и Sonoff, ушло как минимум два часа. И, на первый взгляд, оно того стоило: когда по голосовой команде Alexa зажгла все огни одновременно, это выглядело волшебно. Но спустя несколько дней она перестала распознавать «рождественские гирлянды» как группу объектов — приходилось просить ее выключать каждую отдельную цепочку ламп. Гораздо легче было выключить их вручную.

«Мы воображаем, что “умный” дом поможет нам сэкономить время и силы. Но если мы имеем дело с несколькими устройствами различных производителей, попытки заставить их работать слаженно займут много времени», — делится впечатлениями Кашмир.

Еще одним примером бытового «ада» журналистки стали разногласия между Alexa и «умной» кофеваркой Behmor. Персональный голосовой ассистент Amazon понимал, что ему дают команду запустить кофе-машину, от случая к случаю. Запрос приходилось повторять по многу раз — в итоге это так нервировало, что лучшим вариантом снова оказывалось «ручное управление».

Откровенно и не очень

И все же — что насчет приватной информации? Камера видеонаблюдения Withings, которую Кашмир установила в гостиной, автоматически включает запись происходящего в помещении, когда улавливает движение или шум. На второй день использования она зафиксировала, как обнаженная Кашмир проходит через гостиную, немедленно отправила записанное видео в облако и сохранила в соответствующем приложении на смартфоне.

iot

via Flickr / Blue Coat Photos

Но в этом случае личной информации ничто не угрожало: как объяснил Сурья, данные, которые непрерывно передает камера, зашифрованы. Тот, кто отслеживает сеть, не может просмотреть сохраненные видео. Если, конечно, не взломает код — но задачи проверять кибербезопасность сети у репортеров Gizmodo не было. Их интересовали данные в исходном состоянии.

Однако даже зашифрованные данные могут многое сообщить о личной жизни отслеживаемых пользователей. Сурья мог, например, легко узнать время пробуждения семьи Кашмир по активности Amazon Echo и Spotify.

При этом далеко не весь трафик, который дом Кашмир отправлял на серверы, был зашифрован. Например, когда кто-то смотрел канал потокового вещания Hulu на «умном» телевизоре Vizio, Сурья мог отслеживать и точно знать, что это был за контент.

«То, как мы взаимодействуем с нашими компьютерами и смартфонами — очень ценная информация. Как для спецслужб, так и для рекламной индустрии. Какие сайты я посещаю? Как долго читаю ту или иную статью? Сколько времени провожу в Instagram? Для чего использую карты? Пакеты данных, которые помогают ответить на подобные вопросы, — это базовые единицы экономики данных. И гораздо больше такой информации будут предоставлять люди, живущие в “умных” домах», — пишет Сурья.

Жилище без дверей

После двух месяцев мониторинга Сурья собрал огромное количество сведений о том, как живет семья Хилл. Самой странной, по его собственному признанию, была информация о том, в какой момент Кашмир чистит зубы.

Даже если устройства не использовались, они были на связи со своими «домашними» серверами. С разной периодичностью каждый представитель IoT отчитывался собственной компании: «Эй, я все еще здесь. Я еще работаю. Есть обновления для меня?» — или вроде того. Как справедливо замечает Кашмир, возможности понять, что именно они сообщают о своей работе, у пользователей нет. «Когда ты покупаешь “умную” вещь, она не просто принадлежит тебе. Ты разделяешь опеку с ее компанией-создателем».

iot

via Flickr / Blue Coat Photos

«”Умные дома” создают новые потоки информации о нашей повседневной жизни. В дальнейшем они будут использоваться для формирования личных профайлов. С их помощью можно будет определять социально-экономический статус людей. Наши дома могут стать чем-то похожим на интернет-браузеры с уникальными “цифровыми отпечатками” — и использоваться для получения прибыли, как ежедневный веб-серфинг. Если у вас есть “умный дом” — это открытый дом ваших данных», — предупреждает Сурья.

Кашмир призналась, что в результате эксперимента полюбила единственное устройство — пылесос iRobot Roomba 890. Он до слез пугал ее дочь, зато делал то, с чем роботы справляются лучше всего: простую, скучную, монотонную работу.

Вердикт, вынесенный журналисткой по итогам эксперимента, звучит категорично: «Я думала, дом позаботится обо мне, но на деле это он все время просит меня об услугах. Я не собираюсь предостерегать вас от того, чтобы сделать дом полностью “умным”, из-за рисков, связанных с приватностью данных — хоть они и существуют. Я хочу предостеречь вас от “умного дома”, потому что жизнь в нем адски раздражает».

Фото на обложке: PixaBay.com